Специфика корпоративного управления в банках.

Конфликт между интересами акционеров и кредиторов существует в любой фирме. Каждая инвестиционная стратегия, которая увеличивает общий уровень риска, перераспределяет стоимость от держателей фиксированных обязательств (кредиторов) к претендентам на остаточный доход (акционерам). В банковской отрасли эта проблема обостряется из-за высокого уровня долга и наличия системы страхования вкладов.

В публичных компаниях проблема принятия излишне высокого риска смягчается двумя факторами. Во-первых, кредиторы корпораций обычно настаивают на юридических ограничителях свободы менеджмента увеличивать уровень риска (через соответствующие статьи в контрактах и кредитных соглашениях). Во-вторых, менеджеры не являются идеальными агентами акционеров, так как сами претендуют на фиксированное обязательство компании (свою зарплату) и, кроме того, инвестируют в компанию свой человеческий капитал, который при ее банкротстве сильно обесценится.

В случае банков особенность заключается в том, что у застрахованных государством кредиторов нет стимула особо сильно контролировать менеджмент: они получат свои деньги обратно независимо от рискованности той стратегии, которой банк придерживается. Соответственно, степень влияния акционеров на общий уровень риска банка возрастает наряду с отмеченной склонностью увеличивать этот уровень в кризисные периоды.

Отсюда вытекает правомерность различных ограничителей суверенитета акционеров в банковской отрасли. Эти ограничители могут принимать формы либо регуляторных требований, либо специфически банковских особенностей применяемых механизмов корпоративного управления.

Использование в банковской сфере механизмов корпоративного управления значительно облегчается тем, что банковский бизнес в гораздо большей степени, чем реальный сектор, сконцентрирован в одном юридическом лице, обладающем банковской лицензией. В реальном секторе во многих странах, и в частности в России, фактическим хозяйствующим субъектом часто является не предприятие, а бизнес-группа — совокупность юридических лиц, находящихся под единым контролем. В банковской среде в последние годы также стала проявляться тенденция к формированию подобных групп путем выделения направлений бизнеса в отдельные юридические лица, но все же правилом пока остается наличие доминирующей центральной структуры — коммерческого банка.

В 2006 г. Базельский комитет по банковскому надзору — один из самых авторитетных международных органов в финансовой сфере — опубликовал руководство (guidance) по корпоративному управлению в банках. Согласно этому руководству обязанностью совета директоров и менеджмента банков является управление ими таким образом, чтобы принимались во внимание законные интересы участников (стейкхолдеров), причем в это понятие включаются не только акционеры, но также работники, вкладчики (клиенты) и государство. Существующая в банках система корпоративного управления должна предусматривать стимулы для совета директоров и менеджмента действовать в интересах банка и его акционеров. Таким образом, понятия «интересы банка» и «интересы акционеров банка» разделены.

В цитируемом документе четко оговаривается, что, «хотя контролирующие акционеры имеют право определять состав совета директоров, необходимо помнить, что совет и его члены имеют обязательства по отношению к самому банку» помимо обязательств по отношению к акционерам. Более того, специально подчеркивается, что этот принцип сохраняет силу и в случае дочернего банка. Прямо указывается, что регуляторы должны рассматривать механизмы корпоративного управления в банках в качестве элементов системы защиты вкладчиков и оказывать на банки влияние в части выбора ими «правильных» механизмов.

Базельский комитет признает большую роль рыночной дисциплины для усиления эффекта банковского регулирования. По его мнению, требования по раскрытию информации, выдвигаемые регулятором, не заменяют требования соблюдения дисциплины рынка, связанной с обращением акций на бирже. В одной из более ранних публикаций комитета рассматривается случай делистинга — вывода акций дочернего банка с биржи в результате его поглощения международной банковской группой и указывается на отрицательные последствия такого развития событий, чреватые информационными потерями. Делистинг ведет к информационным потерям трех видов. Во-первых, само по себе изменение курса акций представляет собой сигнал, пусть и весьма опосредованный, о состоянии банка; при делистинге эти сигналы исчезают. Во-вторых, обращение акций на бирже заставляет банк заполнять и публиковать обязательные для эмитентов формы по раскрытию информации, позволяющие оценить положение дел в банке. Наконец, в-третьих, обращение акций на бирже делает банк объектом пристального внимания рыночных аналитиков, которые, выпуская периодические отчеты, буквально «просвечивают» банк.

И. Розинский

Стр.:  1 | 2
Печать Отправить ссылку

Forex: валютные пары

НОВОСТИ

25 сентября 2018 г.
11:11Российский турист в среднем тратил 67 тыс. руб. в зарубежном путешествии
11:11ГПБ установил ставку 9-го купона облигаций БО-10 в размере 7,95%
11:06Группа "Аэрофлот" в январе-августе увеличила перевозку на 9,8%
11:00Средний курс юаня со сроком расчетов "сегодня" по итогам торгов составил 9,5823 руб.
10:55ЦБР: у рынка процентных деривативов в РФ - большой потенциал развития
10:48Верховный суд готовит новое постановление о привлечении к ответственности бенефициаров компаний-банкротов
10:45За первые полчаса торгов курс доллара США понизился до 65,7195 руб.
10:43"КИТ Финанс Капитал" допустил техдефолт по выплате 3-го купона бондов БО-06 на 66,7 млн рублей
10:41Средний размер автокредита в РФ приблизился к 800 тыс. руб
10:32Доверие предпринимателей к экономике Франции в сентябре снизилось
10:20Доллар и евро начали торги на "Московской бирже" снижением
10:20За первые пять минут торгов курс доллара США понизился до 65,6892 руб.
10:20Рынок акций Московской биржи по состоянию на 10:05 мск 25 сентября снижается
10:14ФАС поддерживает идею обязать НК поставлять на НПЗ до 17,5% добытой нефти
10:07Российский рынок акций открылся на позитиве

Юридический перевод от 2 часов. Письменный перевод договоров (контрактов), юридических заключений, меморандумов, аффидевитов, доверенностей, соглашений, уставов, сертификатов и другой юридической документации. Устный перевод во время переговоров с иностранными партнерами, конференций, форумов, презентаций.