Зарубежные банки в больших странах Евросоюза.

Анализ данных показывает, что в банковской системе крупных стран ЕС (Испания, Италия, Германия, Франция) доля иностранного капитала остается сравнительно небольшой — от 11 до 13%. При этом если в Германии этот факт объясним скорее институциональными характеристиками, то Италия, Испания и Франция традиционно считаются «главными европейскими протекционистами».

В Германии исторически сложилась весьма мощная национальная банковская система. Три «гросс-банка» — Deutsche Bank, Dresdner Bank и Commerzbank (к ним в конце 1990-х гг. присоединился баварский Hypovereinsbank, образовавшийся в результате слияния двух региональных банков) возникли еще во второй половине XIX в. и сыграли важнейшую роль в финансировании индустриализации Германии. В этот период уходит корнями характерная для Германии система тесных связей банков с корпоративными клиентами, ставшая основой германской модели корпоративного управления. Банки владеют пакетами акций своих корпоративных клиентов и вдобавок аккумулируют у себя передаваемые по доверенности голоса мелких акционеров, приобретая тем самым большое влияние на решение многих важнейших вопросов в корпорациях-клиентах. Традиционен для Германии также довольно высокий уровень доверия населения к немецким банкам. Помимо этого в период после Второй мировой войны страна отличалась очень высокой рыночной долей государственных сберегательных и земельных банков (имевших до последнего времени государственные гарантии по депозитам) и очень низкой степенью концентрации в банковской системе. Всего в Германии более 2000 банков, что более чем в 5 раз превышает аналогичный показатель в Великобритании и более чем в 2,5 раза — во Франции, при этом доля пяти крупнейших банков в совокупных активах банковской системы в Германии является самой низкой в Европе — 22% (по остальным крупным странам ЕС она составляет в среднем около 40%, в небольших — более 50%).

Таким образом, институциональная среда в Германии затрудняет «чужакам» занятие серьезных позиций на банковском рынке, что особенно хорошо видно на примере работающих в стране, кроме филиалов и дочерних банков из стран ОЭСР, 26 банковских структур из других стран, прежде всего развивающихся. Эти банки в основном занимаются финансированием торговли со своими странами. К германским корпорациям им пробиться крайне трудно, учитывая отмеченные тесные связи между германскими банками и промышленными компаниями. Серьезные проблемы возникают и с розничными клиентами: они привыкли к своим банкам, и иностранному банку, да зачастую еще и из «подозрительной» страны, привлечь к себе таких клиентов крайне сложно. Все это означает, что «этнические» банки не могут реально рассчитывать на наиболее дешевые источники фондирования — депозиты населения и остатки по текущим счетам корпоративных клиентов — и должны обращаться к межбанковскому рынку и материнскому банку. По данным К. Буш и С. Голдера, доля пассивов, привлеченных иностранными банками в Германии от клиентов из нефинансового сектора, составляет всего 26,9% против 61,4% у немецких банков, тогда как поступления с межбанковского рынка достигают 50,3% против 28,2%. С очень большой вероятностью это означает, что стоимость пассивов у иностранных банков оказывается более дорогой. Налицо пример издержек чужестранца.

Особым случаем являются турецкие банки, ориентированные на обслуживание турецкой общины в Германии, насчитывающей несколько миллионов человек. Эти банки имеют в стране сеть филиалов, расположение которых привязано к местам наибольшей концентрации этнических турок.

В таких условиях для иностранного банка ставить задачу завоевания на банковском рынке Германии сколько-нибудь прочных позиций органическим путем, т.е. путем создания дочернего банка и строительства филиальной сети, едва ли реалистично. Выходом является покупка действующих крупных германских банков. В этом вопросе Германия традиционно занимала скорее негативную позицию. Бывший канцлер Германии Г. Шредер однажды открыто высказался о нежелательности покупки американцами крупнейших немецких банков, таких как Deutsche Bank или Dresdner Bank. В последние годы отношение изменилось: в 2005 г. итальянскому Unicredit была предоставлена возможность купить испытывавший трудности второй по величине банк Германии HVB.

Можно сделать вывод, что функцию протекционистских мер, защищающих германский банковский сектор, в существенной степени выполняет сложившаяся в стране институциональная система, и в частности система корпоративного управления.

И. Розинский

Стр.:  1 | 2
Печать Отправить ссылку

Forex: валютные пары

НОВОСТИ

20 ноября 2018 г.
14:14Mitsubishi запустила в Калуге производство обновленного Pajero Sport
14:05В этом году рост интернет-экспорта товаров из России может составить 36%
13:56Аналитики в среднем ожидают роста рынка акций Европы до конца этого года
13:47Депутаты приняли во 2-м чтении законопроект о продлении работы Фонда ЖКХ
13:39ЦБР считает актуальным в этом году прогноз по инфляции в 3,8-4,2%, будет ориентироваться на его середину
13:31Испания может проголосовать против соглашения по Brexit из-за Гибралтара
13:23Рынки акций Европы падают в ходе торгов
13:15Рынок акций Московской биржи по состоянию на 13:00 мск 20 ноября снижается
13:14S&P поместило рейтинги Nissan на пересмотр с "негативным" прогнозом
13:05Средний курс продажи наличного доллара США в банках Москвы достиг минимального значения за неделю и составляет 66,5511 руб.
13:05Во 2-м чтении приняты поправки в бюджет РФ на 2018 год
13:02Cредний курс покупки/продажи наличного доллара в банках Москвы на 13:00 мск составил 64,94/66,55 руб.
13:02Cредний курс покупки/продажи наличного евро в банках Москвы на 13:00 мск составил 74,52/76,06 руб.
13:02По состоянию на 13:00 мск 20 ноября средний оптовый курс покупки/продажи наличного доллара в банках Москвы составил 65,38/66,27 руб.
12:53Юдаева: Россия несильно уязвима к нормализации денежно-кредитной политики в развитых странах